Обнинск: помогите найти свидетелей
Авторские колонки Пишет Krestovskaya

К нам в редакцию обратилась женщина не просто в трудном жизненном положении. На 9-м месяце беременности ей пришлось столкнуться с отчаянными для себя и мужа обстоятельствами. Весной прошлого года в Обнинске супруги стали невольными участниками уличной потасовки, из-за которой теперь рискуют быть разлучены на реальный тюремный срок от 2-х до 10 лет. Случилось всё так:

В ночь с 8-го на 9-е мая 2015 года Анна с мужем Богданом вышли из дома на улицу для ночной прогулки, так как женщина не могла уснуть. Погода стояла тёплая, супруг поддержал желание Анны пройтись и спустился вместе с ней.

— Мы хотели заодно срезать несколько веток сливы во дворе, она как раз расцвела. А когда вышли из подъезда, услышали сильный шум и крики.

Между 45-м и 43-м домами по улице Комсомольской, откуда и доносились звуки перебранки, Анна с Богданом застали другую семейную пару, на вид около 50-55 лет. Те на повышенных тонах ругались с тремя молодыми людьми, с виду довольно агрессивно настроенными.

Подойдя ближе, Анна и Богдан быстро узнали, что супруги сделали замечание этим троим по поводу вандализма. Те изрисовали стену дома нацистскими «свастиками».

— Мой муж тут же вступился за эту пару, поскольку мы видели, что трое хулиганов на замечания не реагировали и выкрикивали угрозы в ответ. Они мигом переключились на нас. Двое из них были довольно высокого роста, а третий, маленький, вёл себя наглее и громче остальных. Они толком ничего и не говорили, маленький всё время, пока мы были там, пытался отогнать и нас, и тех мужчину с женщиной, он ударил меня ногой несколько раз, попал в бок и поясницу. Мне кажется, все трое были не пьяны, а под воздействием каких-то наркотиков, по крайней мере вид у них был невменяемый, в то время, как алкоголем ни от кого не пахло.

Анна вспоминает, что всё происходило очень быстро. У самого воинственного из ночных вандалов откуда-то появился в руках нож. Но у супруга Анны тоже был с собой небольшой ножик для подводной охоты. Богдан занимается подводным плаванием, и прихватил его, чтобы срезать несколько веток с дерева по просьбе жены.

— Я помню только, как тот, маленький бросился на меня и помню Богдана, как он зашел ему наперерез. И тут один из сообщников нападавшего ввязался в драку и залил Богдану глаза из перцового баллона. Тут они уже втроем бросились на него и стали бить. Богдан кричал им, что ничего не видит и что у него в руках нож. Из-за химического ожога у него отказало зрение, он наугад сделал несколько широких взмахов и задел таки одного из нападавших. В конце концов, перепуганные этим и криками мужа, все трое сбежали дворами.



Муж Анны из-за химического ожога был ослеплен и мучился от сильной боли, и поэтому пока она и семейная пара пытались оказать ему первую помощь, суетились, вызывая «скорую», преступники, разумеется, с места происшествия скрылись.

В результате этой истории у Анны случился выкидыш. Женщина даже не знала о том, что носит ребёнка до того, как всё произошло — срок был небольшим. Между тем, она уже давно хотела забеременеть, у них с Богданом есть дочка, и пара очень хотела второго ребёнка.

Но на этом несчастья для супругов не закончилась. При самых плачевных для себя обстоятельствах они все же узнали имя одного из троих вандалов. Некто Алексей Сидоров, житель Обнинска обратился в приёмный покой с ножевым ранением, а, как известно, такие случаи передают в полицию. В результате Богдан, муж Анны попал под статью за превышение самообороны и дал подписку о невыезде. Хоть вторая сторона и не была заинтересована в расследовании, и сам Алексей Сидоров, и его друзья-подельники в один голос твердили на очных ставках, что были пьяны в ту ночь и ничего не помнят. Однако ход делу уже был дан, и начались затяжные судебные процедуры.

Далее почти одновременно случились два ошеломительных события. Судьба подарила паре новую возможность стать родителями — Анна узнала, что вновь беременна. Вместе с тем, при невыясненных обстоятельствах следствие пересмотрело уголовную статью Богдана и её заменили на более жесткую — 111 ч.2 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Случилось это в конце июня 2015-го года, и тогда же дело из ведения Обнинского УГРО передали в Калугу без объяснения причин.

— В этом следствии с самого начала было довольно много подводных камней и нестыковок, — рассказывает женщина. Сегодня Анна уже на 9-м месяце и ждёт здорового малыша. Но тогда, летом 2015-го начало новой долгожданной беременности было сопряжено для пары со страшными потрясениями.

— Во-первых, следователи даже не пытались отыскать эту пару, за которую мы с мужем вступились той ночью. Нам пояснили, что этим должны заниматься мы сами, так как это мы, в первую очередь, заинтересованы в их показаниях. Вот мы с того дня и ищем, и, честно говоря, уже отчаялись. Далее, меня пригласили для медицинского освидетельствования по факту избиения спустя месяц после того, как всё случилось. Естественно все ссадины и ушибы от ударов ногами, нанесенных этими скинхедами, уже зажили. На каждом шагу следствия мы сталкивались с каким-то произволом, от которого просто опускались руки.

Беременность у Анны была очень сложной, и после того, первого случая супруги уже жутко боялись любых внешних раздражителей, поэтому в декабре 2015-го, когда Анна в третий раз побывала в больнице с угрозой прерывания, они решили уехать из города.

Очевидно, пара осознанно пошла на этот шаг, понимая все сопряженные с ним риски, ведь Богдан фактически, уехав с женой, нарушил подписку о невыезде. Через неделю за ним пришли из УГРО.

Далее почти сразу же в конце декабря 2015-го Богдана забрали в Калугу в СИЗО, где он на сегодняшний день пребывает под следствием. Алексей Сидоров, как мы помним, чудесным образом ставший потерпевшей стороной в этой истории, выслушал Анну, которая от отчаяния обратилось к нему с просьбой о ходатайстве в суде. Женщина даже пообещала оплатить молодому человеку все медицинские расходы, связанные с лечение по факту ножевого ранения, которое тому нанёс её муж.

Алексей откликнулся незамедлительно… привёл с собой на встречу к Анне маму.

Вдвоём они предложили женщине на девятом месяце беременности дать им пятьсот тысяч рублей за ходатайство в пользу её мужа в суде.

— Вы присаживайтесь в машину, не стойте на холоде. А не то еще второго ребенка потеряете, — саркастически заметила Анне мама Алексея Сидорова.

Не говоря ничего, та уехала и больше с этими людьми встретиться не пыталась.

Анна просит нас помочь в поисках супружеской пары, тех людей, за которых они вступились в тот вечер с 8-го на 9-е мая 2015-го года:



Высокие мужчина и женщина. Он с сильной проседью, одет был в олимпийку и шорты. Женщина с ним была в коричневой или черной юбке до колена и со стрижкой каре.

Если вы знаете этих людей или располагаете любыми другими сведениями об этой истории, пожалуйста дайте знать нам по телефонам:

(48439)4 08 02; (964) 143 38 20.