Сколько богов во Вселенной?
Авторские колонки Пишет Krestovskaya

«Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему.»
(Мф. 2:1-2)Представляю вам свой весьма вольный перевод свежей статьи Дэнниса Овербая в «The New York Times» о новом результативном диалоге между наукой и религией.
Сегодня, спустя сотни лет после того, как случилась библейская история, и от кровавого Ирода осталась одна лишь историческая справка, волхвы бы очень удивились, вздумай они появиться вновь. Ну, во первых, было бы обнаружено, что многие из нас отмечают ежегодно тот незабвенный день обилием неоновых украшений, вредной еды и алкоголя, повторяя уже без всякой смысловой привязки древнюю фразу: Сын Божий пришел, чтобы умереть за наши грехи.

Мир на земле и благая весть — основные месседжи рождественской легенды — добрые христиане продолжают распространять их так далеко, как могут. Но уже сегодня некоторые астрономы и дальновидные богословы интересуются, можно ли передать послание остальной части Вселенной, и уверены, что инопланетяне должны получить это сообщение.



Если все собаки попадают в рай, то почему E. T. не может? За последние два десятилетия астрономы обнаружили, что, вероятно, десятки миллиардов потенциально обитаемых планет существует в Млечном Пути. Только на прошлой неделе, ученые НАСА сообщили, что на Марсе был взрыв метана, и ударной волной «дохнуло в лицо» марсохода Curiosity. Была ли природа явления микробной или это геохимическое бурление, не узнать до тех пор, пока сапоги геологов не ступят на Красную планету.



Так что это не такое уж и сумасшествие — представить других живых существ, разбросанных среди миллиардов лет и световых лет космической истории.

Тогда как смотреть на Библейскую легенду о Христе? Надо ли в нее включить «всех людей» и с других планет?

Очевидно, именно так Джеффри Марси, экзопланетному исследователю и заведующему кафедрой поисков внеземного разума, (университет Калифорнии, Беркли)пришел в голову тот самый вопрос: «Они вообще знают, что у нас тут Рождество?»

Конечно, земляне не единственные существа в Млечном Пути, на которых с симпатией обращены Божьи глаза, считает Марси. Он признается, что любит в публичных выступлениях поддеть аудиторию такой фразой: «Беседы о религии с разумными существами с других планет могут встряхнуть человечество, чтобы люди наконец осознали, какими устаревшими церковно-приходскими убеждениями они руководствуются».

Папа Франциск в своей майской проповеди согласился крестить марсиан, если они приземлятся на площади Святого Петра и попросят об этом.

Чем же грешны инопланетяне, возможно спросите вы? На Земле насилие и страдания встроены в дарвиновскую борьбу за выживание, и это репродуктивный принцип, который позволяет нам продолжать род, говорит Тед Петерс, профессор, возглавляющий группу по астротеологии в Центре теологии и естественных наук в Беркли. «Если инопланетяне сделаны из того же материала, что и мы» — писал д-р Петерс в «Философские труды Королевского общества» в 2011 году, «возможно, они также колеблются между добром и злом, совсем, как люди?»

Но что делать, если Они — это компьютеры или другие формы искусственного интеллекта, что, говорят футуристы, в конечном итоге может вытеснить нас как мастеров Вселенной?

Христианские ученые, такие как доктор Петерс и настоящие Папы, считают, что возможность искупления, вероятно, распространяется на все творения Вселенной, даже, возможно, неживой мир.

Это породило аргумент в стиле «сколько ангелов умещается на острие иглы». Если точнее вопрос в том, умер ли Христос для всего космоса или сын Бога имеет метафизическую форму, а значить, может рождаться и умирать на каждой населенной планете.

Каждая альтернатива звучит смешно на первый взгляд. Первый вариант сделает Землю центром Вселенной опять же, не только в пространстве, но и во времени, неся надежду на спасение живых существ, которые жили и умерли миллионы или миллиарды лет назад и очень далеко отсюда.

Второй вариант предполагает несколько воплощений, необходимых каждой цивилизации, чтобы иметь своего собственного спасителя — «его собственное приключение с Богом», по словам профессора Петерса. Это чуть лучше. Как говорил старый смутьян Томас Пейн в своем «Веке разума», «В этом случае человек, который непочтительно назвал сына Бога, а иногда и самого Бога, не будет иметь ничего, а только путешествовать из мира в мир в бесконечной череде смертей с кратковременными интервалами жизни».

Уважаемые богословы дошли до разных позиций по этому вопросу. В конце концов, считают все, это не наше дело, чтобы утверждать, что Бог мог или не мог сделать. «Бог, похоже, не ограничивается историей и коммуникацией», сказал д-р Петерс в интервью, выступая адвокатом дьявола, так сказать, для понимания одного воплощения для всего космоса. В таком случае действие законов Божьего замысла не будет ограничено «людьми, которые получают электронные письма об этом.»

«Каждое живое существо благословенно по милости Божьей, знают они об этом или нет», сказал он.

Разыскивая как научные, так и духовные привязки, я набрал номер Гая Консолманьо в обсерватории Ватикана. Он брат-иезуит и соавтор Пола Мюллера по труду «Вы бы взялись крестить инопланетянина?

Брат Консолманьо провел 10 лет, работая и преподавая, как планетарный ученый, специализирующийся на метеоритах, до вступления в орден иезуитов. В прошлом году Отдел по планетарным наукам Американского астрономического общества наградил его медалью Карла Сагана за развитие планетарной науки. Он сказал, что Рождество „чужим“ может показаться замечательной историей, но ничего так и не ответил, на вопрос, реальная ли это гипотеза или просто забава.

Правда, он сказал: „Одно воплощение для всего космоса кажется абсурдным, но не противоречат данным.“

Я заметил: „Нигде нет никаких данных.“

»Точно!", ответил он, смеясь.

Вопреки распространенному мнению, сказал он, религии, как и наука, не закрытые книги. «Наука — это предмет для понимания, о истине мы можем знать лишь частично. Религия пытается стать ближе к истине, которую мы не понимаем. Это называется прогресс».

Задача любого лица или вида, добавил он, в том, как узнать чужие истины, не декларируя своей собственной.

Д-р Марси очень иронично описал то, что он назвал «мультибожественная модель Вселенной.»

Во Вселенной могут быть обитаемые места в количестве более одного. Но, по правде говоря, сказал он, если у каждой обитаемой планеты будут свои боги, их жители могут быть так же твердо уверены в своих убеждениях, как мы, люди, в наших.

«Тогда Боги нарезали бы себе персональных территорий в своей галактической операционной, как и многие космические семьи Корлеоне», сказал д-р Марси.

«Только в результате исследований», продолжил он, обращаясь к теме внеземного разума — «мы узнаем, является ли наш в частности Бог одиноким во Вселенной».

Его точка была поддержана, но уже с меньшей ироние, Нэнси Эллен Абрамс, юристом, философом и автором готовящейся к выходу книги, «Бог мог бы быть реальным: духовность, наука и будущее нашей планеты». Нэнси Абрамс утверждает, что Бог есть не самобытное явление, а результат сложности вселенной и человеческих стремлений. Он не их причина, но следствие — хотя не менее реален от этого. «Наш Бог — это бог человечества; она не имеет ничего общего с инопланетянами », сказала она в интервью.

Здесь, в лучшем из всех возможных миров, эти истины и боги таинственно и, возможно, силами самих богословов закрыты. Но возможно, что это принятие желаемого за действительное, а на самом деле есть еще один, более пугающий ответ на вопрос о Рождестве.

Возьмите эту звезду на Востоке: это было предметом классической повести Артура Кларка, писателя-фантаста и космического провидца.

В «Звезде», опубликованной в 1955 году, экспедиция на месте старого взрыва сверхновой обнаруживает останки древней цивилизации, бережно законсервированные, поскольку ее носители знали, что будут уничтожены. История рассказана астрофизиком на борту, иезуитом. Он в состоянии выяснить, когда именно взрыв, который обрек эту цивилизацию на погибель (а это 2000 лет назад)прогремел на планете, и как это выглядело бы с Земли.

«Здесь не может быть сомнений», заключает он, «древние тайны разрешаются в последнюю очередь. Тем не менее, о Боже, там было так много звезд, которые ты мог бы использовать. Что нужно было этим людям в качестве озарения, чтобы символ их похода засиял над Вифлеемом?»

Источник: nytimes.com