Начнем в жанре фантастики

Представьте, что Земля плоская, а вы живете в огромном небоскребе, на стотысячном этаже. В вашей квартире вместо окон вставлены экраны, которые выхватывают то один, то другой кусок внешнего мира и показывают его в многократно увеличенном виде.

Вы прекрасно понимаете, что это не прозрачное стекло, а экран. Вы осознаете, что там могут показывать вообще все что угодно. Но где-то на уровне подсознания вы все равно верите, что вот то, что на экране, это и там, за пределами квартиры.

Почему так происходит? Ну, во-первых, экраны действительно показывают то, что происходит на самом деле. Если где-то наводнение – вы видите именно наводнение, если где-то пожар – вы видите именно пожар.

Но все равно экраны лгут. Виной всему — agenda setting.

Agenda setting

Переводится это как «формирование повестки дня» СМИ. Поясним конкретнее, оно того стоит.

Мы не берем тяжелые случаи, когда в тоталитарных режимах перекрываются все альтернативные источники информации, а СМИ под видом новостей транслируют собственные фантазии.

В самом распространенном случае СМИ искажают действительность… правдивым освещением событий. Делают они это через эту самую адженду. Ее суть в том, что ежедневно в мире происходят тысячи и миллионы событий, но в программы новостей из них попадают только десяток-полтора.

Таким образом, СМИ по своему произволу регулируют важность тех или иных событий. Из мухи делают слона – ага, а из слона – муху легко.

И самое хитрое тут то, что формируется эта повестка дня не как Бог на душу положит, а исходя из конкретной редакционной политики СМИ.

Глобализация, ети

Эта самая адженда из предыдущего раздела формируется далеко не всеми подряд. Кто первый производит отбор и задает первую интерпретацию – тот и молодец. А это вовсе не телеканалы и газеты, а информационные агентства.

Чем мощнее собственные информационные агентства, тем крепче информационный суверенитет государства. В России с этим более-менее все в порядке, но и ей не удается полностью избежать глобальной тенденции.

А глобализация в сфере СМИ привела к тому, что региональным и даже многим общегосударственным СМИ дешевле и проще не добывать информацию самостоятельно, а покупать уже готовую в «информационных супермаркетах» — глобальных информационных агентствах. Пересчитать оные можно на пальцах одной руки. И все они (кто бы мог подумать?) принадлежат США и Великобритании.

Естественно, редакторы этих информационных монстров и решают: что интересно зрителям во всем мире, а что нет. А их покупатели уже выбирают из того что есть. И когда первичная интерпретация задана, последующие информационные игроки могут только оправдываться. С предсказуемым результатом, ага.

Естественно, всего нескольким глобальным игрокам (mainstream media, есличо) очень легко договориться между собой чтобы «дудеть в одну дуду». И тогда они получают главный приз…

Внимание, приз!

Монополия на определения повестки дня СМИ и первичную интерпретацию информации привела к тому, что конгломерат информационных агентств стал не просто искажать действительность, а получил возможность создать полностью автономную модель окружающей действительности.

Под любую, даже самую абсурдную модель, можно регулярно подбирать самые правдивые факты из бесконечного множества мировых событий. А право на первичную интерпретацию надежно цементирует эту модель.

При этом неважно, насколько эта модель (ее еще называют информационным полем) будет отличаться от реального мира. К ней предъявляются другие требования.

Грубо говоря, их два. Первое – чтобы виртуальный мир, создаваемый СМИ, был внутренне непротиворечив. Друзья «плохих парней» (bad guys) должны тоже быть плохими, а друзья хороших парней (good guys) – хорошими. А мерой их взаимоотношений является новая религия глобализированного мира – демократия.

Второе требование – ситуации должны быть простыми, а решения понятными человеку с IQ не выше 70. Никаких полутонов и нюансов: четкая картина «где наши, где немцы».

Таким образом, мы живем как бы в двух мирах. В одном мы видим обои в своей спальне, унылый уличный пейзаж, один и тот же офис. В другом – весь огромный мир, который мы видим через глаз объектива.

А тот, кто формирует этот виртуальный мир, тот и формирует поведенческие мотивации, то есть само поведение. А управление поведением еще называется власть. Казалось бы, такая большая и сильная страна как Россия может взять это все на вооружение. Но тут появляется Главное препятствие.

Главное препятствие

Принципиально важный момент: эти два мира (реальный и виртуальный, медийный) – они не пересекаются! Виртуальный мир не является искаженным отражением реального, он имеет принципиально иную природу. Образно говоря, это не кривое зеркало, а телевизор.

Соответственно, невозможно повлиять на виртуальный мир, меняя мир реальный.

Вот эта простая мысль почему-то упорно не доходит до наших власть предержащих. Они упорно наступают на одни и те же грабли, раз за разом пытаясь изменить медиаосвещение в мировых СМИ какими-то действиями в реальном мире. И, наоборот, панически боясь каких-то действий из-за негативной реакции зарубежных СМИ.

Скажем совсем уже по-простому. Пусть завтра Россия уничтожит все свои вооружения и распустит армию до последнего солдата. Если надо будет сделать из нее агрессора – сделают и в этом случае. И все европейцы будут дрожать от страха, при том, что армии не будет вообще.

Если нужно будет убедить «мировую общественность» (о медийных симулякрах нам еще предстоит рассказать) в том, что в Калужской области живут инопланетяне – хоть лопни, все будут уверены, что это так и есть.

Я не знаю, почему так происходит. Тут скрыта какая-то загадка. Но факт остается фактом: в этом вопросе власти принципиально необучаемы.

Горький хлеб аналитика

Но, к сожалению, мы не можем обойтись совсем без новостей. Это заложено в базовый инстинкт самосохранения: чтобы выжить, нашим пращурам нужно было хорошо представлять, что происходит вокруг них.

Но пользоваться СМИ с пользой для себя, а не для хозяев СМИ могут только профессиональные аналитики. Как они это делают?

Они собирают факты прошлого и настоящего и на их основании выявляют векторы развития ситуации, называемые тенденциями. При этом нужно четко отделять тенденции от флуктуаций — «микротенденций», которые возникают в силу случайных причин и быстро иссякают.

Потом эти тенденции они экстраполируют на будущее – просто продлевают векторы вперед. И затем смотрят, как они будут между собой взаимодействовать.

Очень сложно не упустить все имеющиеся тенденции: ошибки в прогнозах часто и происходят потому, что из виду упускается какая-то малозначительная на первый взгляд тенденция, которая в будущем неожиданно играет ключевую роль.

Тут обычно любят рассуждать о бабочке, которая вызвала ураган, или по-научному – точках бифуркации, но я не буду утомлять читателя этой красивой демагогией.

Но мало выявить все тенденции, надо еще определить ВЕС этих тенденций. Этот самый вес определяется по совокупности связей между явлениями во всей их многоуровневости и сложности.

Для этого, соответственно, нужна масса дополнительной информации. В современном мире, если речь идет о каких-то крупных вещах, нет секретов. Все факты известны. Их может найти любой. Но их очень много, и далеко не каждый может оценить их настоящий вес.

И вот тут для аналитика важно абстрагироваться от того, что волнует общество и самостоятельно выстроить иерархию важности событий. Это особенно сложно, потому что, как мы писали выше, в СМИ связи между событиями примитивны, либо отсутствуют вовсе.

К примеру, казалось бы, какая связь между Панамским каналом и Евромайданом? Вся информация на виду, но если о причине было несколько скромных заметок на малопосещаемых сайтах, то о вторичном следствии писали и пишут десятки тонн «словесной руды».

Источник: kp40.ru

 6 января 2015, 00:12   ПропагандаСМИмедиааналитика