Некоторые размышления о пиарящихся на чем попало блоггерах. часть 2
Авторские колонки Пишет Александр Красавцев

Начало поста можно прочесть по ссылке

Итак, мы остановились на мировоззрении «блоггера», о котором он говорит с подписчиками. Давайте подробнее разберём, на чем основано это мировоззрение, в частности любовь, которую «блоггер» испытывает к Обнинску:



«Вот оно что, Михалыч!» И далее:



Удивительные завихрения, читать, не перечитать, как говорится…



Давайте остановимся на этом моменте поподробнее, завихрения с патриотизмом имеют общие моменты с некоторыми разрушительными сепаратисткими тенденциями, я сейчас не говорю про персонажа, но скажу про то, что образ мышления и речи у них очень и очень похож, только в одном случае фиксация на Обнинске, во втором случае — на “русском национализме”

Для более полного понимания — приведу похожие тексты, где “блоггеры” такого же типа рассуждают о “правах русских”.
Наболее интересный фрагмент:

Национализм – это борьба за интересы и максимальное распространение национальной культурной составляющей, за культурную экспансию собственной нации и просто за гражданские права представителей нации вне зависимости от их фактической страны проживания.

Нужно ли русским людям свое национальное государство? Бог весть. Я не знаю. Не уверен. Лично мне не нужно. Мои интересы гораздо шире любых государственных границ. Я считаю, что русским людям стоит иметь политическую и экономическую субъектность в любой стране, в которой они присутствуют, это да. Но кроме этого, и это еще важнее, русским людям важно иметь собственный надгосударственный национальный орган, который парится интересами русских людей. Международный Профсоюз, или Вече, по аналогии с татарским Меджлисом.

Ни к какой РФ ничто из вышесказанного отношения не имеет и иметь не может. РФ тут вообще ни при чем, ей на карте мира не место, на месте РФ должна быть построена совершенно другая Россия, на совершенно других принципах. На каких? Да плевать мне, на каких, пускай это местные жители решают, мне там не жить. Главное, чтобы права русских в этом государстве были соблюдены, а в остальном — не моя проблема.


Ему так же современная Россия — глубоко противна, он “любит” что-то одно, но никак не целое…

Рассматриваемый мною персонаж прекрасно понимает, что есть целое, а что есть отдельные части, и что именно вызовет возмущение у граждан, например:



Но Обнинск для него — нечто отдельное от всей страны, как думаете — почему? Чем этот «блоггер» и персонаж отличается от приведенного мной выше откровенно сепаратистского текста?

Просто так написал, скажете вы, но тогда я вас возвращаю в самое начало поста, к интервью об экспресс-методах набора популярности…
Казалось бы, живи спокойно, пиши о том что интересно, о том что любишь, но как выясняется — не того полета персонаж, обязательно кого-нибудь нужно стравить… Не стоит так же забывать и об отдельных мнениях наших земляков, в подкрепление моих слов:



Возвращаясь к словам, сказанным персонажем выше, приведу еще одну интересную цитату:

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
(1 Кор 13, 4-8)


Так взвесим же, дорогие читатели, учтем, наконец, и разберемся — что есть любовь, а что есть пиар и “экспресс-методы набора популярности”.

Мы видим результаты экспресс-методов, а именно — неуважение горожан, за дело, можно смело об этом сказать. Чем дальше — тем больше результатов, дорогие друзья! Обратим внимание еще разок на страницу персонажа, что он указывает нам в качестве своих ценностей:



Позволю себе кусочек субъективности и юмора:

Вы все еще верите в него? Тогда мы идем к вам!

Можно констатировать одно — персонаж и его “экспресс” методы вызывают лишь презрение со стороны горожан и рунета, вот к чему приводят дешевые накрутки популярности. Как и кем его считать — дело ваше, именно поэтому я употребил слово “персонаж”, аргументы есть, естественно, что я не собрал их все — время не резиновое — но чем глубже вы будете погружаться в этот вопрос, тем сильнее будет некоторое впечатление, какое именно — вам решать…

Закончу, пожалуй, одной из моих самых любимых цитат:

Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало.

Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей.

Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе, а… — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: — Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их.

Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства.

И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!

© Николай Гоголь