Стресс и адаптация
Авторские колонки Пишет Krestovskaya

Если объяснять всю сложную работу человеческой психики с помощью двух компонентов, то это будут адаптация и стресс
Стресс, как его понимал Ганс Селье, родоначальник термина, это «давление» или «напряжение», по сути, перегрузка системы. Перегрузка – это значит, что живая система с такой нагрузкой не справляется, нагрузка может систему разрушить.

У живой системы есть только два выхода из этой ситуации: изменить среду или изменить себя (приспособиться = адаптироваться), чтобы вернуть состояние баланса.

Если сравнить человека с растением, заметно, насколько увеличились возможности человека по тому и другому направлению. Человек активно меняет среду, изобретает средства защиты и борьбы с окружающим давлением, в отличие от покорного цветка, но и сам человек тоже меняется намного активней. Мозг, и такая его новейшая функция как самосознание, возникли в эволюции для того, чтобы помогать адаптации человека. Если на предыдущей ступени эволюции животные имели мозг, запрограммированный, в основном, инстинктивными программами, новый мозг управляется не столько инстинктами, сколько социальными программами, и а изредка даже индивидуальными, например, самосознанием.

Социальные программы – это что-то вроде инстинктов, однако, как сейчас принято говорить, это не хард, а софт, то есть социальные программы меняются не на уровне генетики как инстинкты, а на уровне общества, быстрей, не требуют смены множества поколений для каждого изменения.

Индивидуальный выбор – это новая функция, которую человеческий мозг только осваивает. Пока эта функция очень мало освоена, человек не может ею пользоваться в полной мере, но это защищает его как обезьяну от гранаты. Обезьяна не может создать гранату и поэтому защищена от нее, пока в лапы ей случайно не попадет созданная человеком граната. К сожалению, как гранаты нередко оказываются в руках тех, кто не имеет достаточного разума для прогнозирования результата, так и функция индивидуального выбора очень часто мешает людям, сбивает их с толку, нарушает социальные программы. Отсюда высокий уровень депрессий, аддикций и другого саморазрушительного поведения. Это баги, возникающие при освоении новой, индивидуальной программы.

Следствие этого нередко — обращение к «золотому веку», идеализированному представлению о прошлом, когда якобы существовали такие социальные программы, что им можно было просто подчиняться и хорошо жить. Увы, а точнее к счастью, человек все время эволюционирует и не может двигаться назад. Хорошие социальные программы – это неплохо, но перед человеком стоит и другая задача – работа над индивидуальным самосознанием. То есть человек должен понимать себя не только как часть группы (по национальному, половому или культурному признаку) но и как индивидуума, то есть того, что образуется на пересечении разных групп как квинтэссенция различных групповых программ, но не разрозненная, а целостная, единая, не сумма, а синтез, то есть имеющая индивидуальный центр самосознания, то самое интегрированное эго.

Неинтегрированное, разрозненное и слабое эго не справляется с успешной адаптацией, то есть не может ничего противопоставить стрессу, не в силах справиться с ним. Поэтому большинством людей правит не самосознание, его как такового нет, оно неактуально, слишком слабо, чтобы выполнять такую сложную работу, и поэтому уступает право управления социальным программам.

Если это понимать, начинаешь иначе слушать сетования людей на «общество», которое что-то такое им было должно, но не дало. По сути, человек предъявляет претензию социальным программам, что они недостаточно защищают его от стресса, что он не может с удовольствием жить, не занимаясь индивидуальной адаптацией. Но это претензия самому закону жизни, в которой стресс – постоянный фактор, самовоспроизводимый (чем сложнее среда, тем больше новых факторов стресса), и эволюция всего живого происходит в процессе приспособления к стрессу. Можно сказать, что сетуя на общество, которое не предоставило достаточно возможностей, человек хочет, чтобы социальные программы вовремя обновлялись и всегда учитывали лично его интересы, чтобы избавить его от стресса. Например, айтитехнологии сделали некоторые профессии менее актуальными, и специалисты этих профессий часто недовольны, что общество не предусмотрело и не позаботилось о них.



Нередко люди жалуются, что их хорошие качества, хорошие с точки зрения старого времени (или им так просто кажется), нынче не востребованы, а нужны другие. Социальные воспитательные программы не успевают так быстро меняться как стремительно меняется социальная среда, поэтому воспитывали человека в одних условиях, а потом условия изменились. Кроме того, люди могут осуждать сам принцип, по которому строится иерархия общества, то есть вот это вот «у власти одни воры». Это более сложная тема, социум действительно несовершенен, однако и несовершенный социум предоставляет очень много возможностей для индивидуальной адаптации. То есть в жалобах на социум все-таки хорошо слышен мотив – человек недоволен, что социальные программы не позаботились о его благополучии.

На самом же деле, если бы социальные программы справлялись с адаптацией человека, то есть были бы способны избавить каждого от стресса: недовольства, раздражения, гнева, тоски, самосознание не развивалось бы вообще, человек так и остался бы без индивидуальности как таковой, управляемый извне. Да, новая функция не развивается и в условиях слишком сильного стресса, в этом случае используются старые проверенные способы выживания, поэтому во время пожара, войны человек быстро регрессирует и возвращается к стадному состоянию, обращается к самым примитивным социальным программ и выключает индивидуальный уровень, если он у него еще не развит, чтобы не мешал действовать эффективно. Но в условиях отсутствия задач и проблем новые функции тоже не развиваются. Для саморазвития необходимы условия, когда человек не будет захвачен каким-то аффектом, будет обладать определенной устойчивостью, но не будет иметь и удовлетворенности, сможет ставить перед собой задачи и их решать.

Именно поэтому, какими бы плохими ни были родители, общество, если удалось вырасти в относительно благополучную личность, не больную, в целом способную к социализации, можно считать, что достаточная опора под ногами есть и начинать строительство собственной личности, развернув внешний локус контроля (и переживания по поводу того, что было дано и не дано) на себя самого.

Формирование внутренних ресурсов не зависит от количества внешних ресурсов, а зависит только от степени их прокачки, то есть собственной работы с ними.

Очень красивый человек и очень некрасивый могут развить или не развить внутренний ресурс имидж одинаково. Наследство не делает человека бизнесменом само по себе и даже не побуждает его научиться бизнесу, наоборот, позволяет всю жизнь жить на ренту. Впрочем, нельзя сказать, что внешние ресурсы мешают развивать внутренние, это тоже нарушало бы баланс, в чем-то мешают, в чем-то помогают, но в целом получается примерно то же самое, что и при их малом количестве.

Внешний ресурс – это фактор среды, внутренний ресурс – фактор адаптации. То есть если у человека есть деньги от родителей, можно сказать, что он лишен стресса благодаря благополучной среде, среда его избавила от хлопот. Если человек научился зарабатывать деньги с помощью какой-то профессии и разных навыков, у него развился внутренний ресурс, он адаптировался к среде с помощью саморазвития, он избегает стресса не потому, что боги и богини опекают его, родители постарались для него, жизнь к нему добра (а может и поменять свое отношение), а потому что у него теперь есть собственные, внутренние опоры.

Понятно, что мир, в котором у человека не будет никаких нужд, невозможен (к счастью). Так вот, любой внутренний ресурс не только удовлетворяет какую-то конкретную потребность (каждый ресурс удовлетворяет определенные потребности) но и дает материал для построения сильного центра.

Во-первых, алгоритм работы с разными ресурсами похож, и если человек построил один внутренний ресурс, ему будет намного легче строить и другой, он уже научился и усилия распределять, и цель ставить, и стимулы искать, и поддерживать себя изнутри, и локус контроля направлять внутрь, и самооценку держать в реалистичном состоянии, и соизмерять возможное и желаемое, чтобы не надорваться, одним словом, развивая отдельный ресурс, он и свой эго-функционал немного развил тоже.

Во-вторых, он получил драгоценный навык Делать что-то сам, а не просто пассивно получать извне, а значит почувствовал, что такое быть собой, поскольку это состояние возникает только в процессе развития внутреннего ресурса и никак иначе. Все остальное, кроме этого, лишь смутные ощущения, что ты есть, где-то присутствуешь, обязательно должен быть, очень возможен, а вот ощущение реальной внутренней способности – это как раз переживание самости, как она есть. Это и есть момент самосознания.

Источник: Livejournal

 17 марта 2015, 17:12   Самосозаниеадаптацияпсихология